Журнал "Топливный рынок" Информационно-аналитический журнал
"Топливный рынок"

НЕФТЬ.ГАЗ.png

 
Главная / Журнал "Топливный рынок" / 2004 год АВТОРСКИЙ АРХИВ

Бархатная революция в нефтегазовом комплексе Восточной Сибири

Январь 2004

До недавнего времени распределение влияния в Восточной Сибири складывалось в пользу частных компаний, что естественным образом влияло на модель развития региона. В тоже время, наличие в нераспределенном фонде значимых месторождений не позволяло им воплотить ее в жизнь. Поворотным камнем должна была стать продажа Талаканского месторождения, географическое положение которого позволяет внести определяющие корректировки. Неудивительно поэтому, что к Талакану проявили интерес все крупные нефтяные компании, а исход борьбы может кардинально изменить ситуацию в регионе. В декабре минувшего года якутский Арбитраж "присудил" Талакан "Сургутнефтегазу". Чуть позже "Газпром", "Роснефть" и тот же "Сургутнефтегаз" договорились участвовать в разработке полученных ими восточносибирских месторождений совместно. Таким образом, появление в регионе очередной частной компании можно считать "аннулированным" созданием прогазпромовского альянса. И если учесть, что к этому времени "Роснефть" и "Газпром" уже обозначили свои интересы и на других площадках этого региона, можно говорить о том, что благодаря "Сургутнефтегазу" (согласившемуся поделиться доступом на Талакан) влияние гос.компаний здесь постепенно начнет перевешивать. Остается надеяться, что занимаясь подготовкой аукционов на право пользования восточносибирскими недрами и пересматривая транспортные проекты чиновники не будут путать интересы упомянутых госкомпаний с интересами государства.

 

Нефтегазовые ресурсы Западной Сибири как известно естественным образом сокращаются, поэтому Восточную Сибирь принято считать будущим российской нефтянки. Суммарные запасы газа Восточной Сибири оцениваются в 6 трлн. куб. м, нефти - в 1,7 млрд. тонн, однако в режиме промышленной эксплуатации там используются лишь 4 якутских месторождения и несколько очень мелких, не играющих существенной роли, в иркутской области. Ванкорская группа и Юрубчено-Тохомская зона (ЮТЗ), расположенные на территории Красноярского края, используются в рамках опытно-промышленной эксплуатации и требуют доразведки. В аналогичном состоянии – иркутское Ковыктинское газоконденсатное месторождение. Остальные территории Восточной Сибири (и в частности, той же Якутии, геологическое строение которой во многом аналогично Тюменской области) находятся в нераспределенном фонде и пока полностью не изучены. Неудивительно поэтому, что к региону проявляют интерес многие нефтяные компании.

Основной причиной сдерживания освоения Восточной Сибири является отсутствие транспортной инфраструктуры. Из-за того, что крупные месторождения удалены друг от друга довольно существенно их владельцам, равно как и компаниям претендующим на участие в освоении нераспределенных запасов сложно прийти к единому мнению. Одни считают, что хотя бы часть восточносибирского газа  эффективнее было бы направить в западносибирскую магистраль и хотя бы часть восточносибирской нефти -- для экспорта через северные моря, в частности через Диксон. Другие хотят строить трубопроовды на юг -- в направлении будущей магистрали в Китай или до Находки, а третьи уверены, что выгоднее было бы объединить транспортные потоки в одном направлении, а еще лучше -- объединить и нефтяные, и газовые потоки. При этом, существуют различные мнения о целесообразности сохранения государственной монополии на продажу восточносибирского газа и о форме собственности потенциальных трубопроводов. Частные, в том числе западные компании, настаивают на либерализации рынка газа и хотели бы строить нефте- и газопроводы самостоятельно, а власти пока не пришли к единому мнению.  Вполне очевидно, что чиновникам было бы легче принять то или иное решение, после того как определятся владельцы всех наиболее значимых восточносибирских месторождений.

 

Талакан в роли "поворотного камня"

До недавнего времени распределение влияния в регионе складывалось в пользу частных компаний. Больше года назад "ЮКОС" выкупил у якутских властей пакет акций "Саханефтегаза" и очень быстро довел его до контрольного. Помимо эксплуатации трех месторождений "Саханефтегаз" специализируется на разведке нефтегазового потенциала Якутии. Кроме того, "ЮКОСу" принадлежит право освоения красноярских месторождений за счет приобретенного им контроля в ВНК и ВСНК. "Славнефть" (которая между ТНК и "Сибнефтью" еще окончательно не поделена) владеет лицензиями на юрубченские и ванкорские месторождения. Освоение Ковыкты и других иркутских месторождений зависят от мнения ТНК-ВР, а государственные компании представлены очень слабо. "Роснефть" конфликтует с ЮКОСом за влияние на Ванкоре. Бизнес "Газпрома" ограничен возможностями "Красноярскгазпрома" и "Востокгазпрома", специализирующихся на газификации одноименных областей.

"Бесхозными", из крупных, относительно изученных  месторождений, оставались Юрубчено-тохомское, Талаканское и Чаяндинское, с прилегающими к ним более мелкими блоками. По мнению "Газпрома" -- одного из основных претендентов на Чаянду, Талаканское и Чаяндинское месторождения  удобнее разрабатывать вместе и именно под них строить остальную инфраструктуру. Какой-либо одной компании было бы сложно выиграть на открытом конкурсе или аукционе право разрабатывать оба месторождения, поэтому можно предполагать, что голос хозяина нефтегазового Талкана – первого из упомянутой тройки выставленного на продажу, станет решающим в формировании модели развития Восточной Сибири.

Возможно, именно по этой причине, участники рынка выражали высокую заинтересованность аукционом по продаже Талаканского месторождения. Основным претендентом считался именно "ЮКОС": "Ленанефтегаз" ("дочка" принадлежащего ему "Саханефтегаза" открывшего все якутские месторождения), в течение нескольких лет осваивал Талакан в режиме опытно-промышленной эксплуатации по временной лицензии ежегодно выдаваемой ему МПР. Дополнительным фактором заинтересованности "ЮКОСа" в приобретении Талакана считалась близость этого месторождения к его ангарской нефтеперерабатывающей "дочке" АНХК и к трассе потенциального "китайского" нефтепровода, целесообразность строительства которого "ЮКОС" отстаивал в течение нескольких лет.

Получить Талакан кроме "ЮКОСа" стремились и другие компании. О  своем интересе к нему заявляли "Сургутнефтегаз", "Роснефть", "Газпром", ТНК-ВР, китайская CNPC и французская Total. Аукцион, состоявшийся в марте 2001-го года выиграл, в то время лишь частично подконтрольный "ЮКОСу" "Саханефтегаз", предложивший колоссальный по меркам того времени бонус – $501 млн. Проигравший ему "Сургутнефтегаз" предлагал лишь $61 млн ("ЮКОС" в аукционе не участвовал положившись на перспективу сотрудничества с якутской компанией). Выплатить бонус "Саханефтегаз" не сумел, поэтому результаты аукциона аннулировали. Новый аукцион намечался и был сорван той или иной группой чиновников несколько раз. Если верить комментариям якутских СМИ, на сентябрьской встрече с президентом РФ глава Якутии получил от него гарантии, что аукцион на право обладания лицензией для промышленного освоения Талакана состоится в мае-июне 2004 года, а  временная лицензия будет предоставлена "Ленанефтегазу". Чуть позже сроки давно планируемого аукциона подтвердило и Минприроды, но вскоре ситуация изменилась таким образом, что актуальность аукциона стала сомнительной.

 

"Сургутнефтегаз" восстановил "справедливость"

Осенью минувшего 2003 года "Сургутнефтегаз" обратился в МПР с просьбой выдать ему лицензии на разведку прилегающих к Талакану Хорокорского, Верхнеполидинского и Кедрового месторождений, а также передать временную лицензию на освоение непосредственно Талакана. МПР удовлетворило обе просьбы, умолчав о причинах побудивших его отобрать лицензию у "Ленанефтегаза" -- активно его осваивающего и уже сформировавшего там производственную и транспортную инфраструктуру. Примерно в тот же период "Сургутнефтегаз" обратился в Арбитражный суд Якутии с иском к Минприроды и правительству Якутии с требованием признать его победителем конкурса итоги которого были аннулированы по вине "Саханефтегаза". Свой шаг "Сургутнефтегаз" мотивировал тем, что предложенный им бонус был вторым по величине, поэтому раз "Саханфтегаз" самоустранился, то победителем следует считать компанию занявшую "второе место". После некоторых раздумий суд удовлетворил иск "Сургутнефтегаза" и обязал МПР и правительство Якутии  выдать ему лицензию на разработку Талаканского месторождения сроком на 25 лет.

Для "Сургутнефтегаза", вся нефтедобыча которого сосредоточена исключительно в ХМАО, решение суда в его пользу -- огромный успех. Разработка месторождений прилегающих к его основным объектам позволяла ему добиться некоторого роста добычи, но вела к увеличению ее себестоимости. К примеру, за 9 месяцев прошлого года "Сургутнефтегаз" увеличил добычу нефти на 10%  Выручка в этот период увеличилась на 14%, себестоимость – на 18%, поэтому валовая  прибыль повысилась только на 7%. Таким образом, добиться улучшения финансовых и производственных "Сургутнефтегаз" мог только за счет выхода на новые территории. Талакан увеличивает ресурсную базу "Сургутнефтегаза" как минимум на 10%, усиливает шансы но победу в аукционах по прилежащим месторождениям, а так же его голос в вопросах формирования инфраструктуры. Другое дело, что "Сургутнефтегазу" за Талакан возможно еще придется бороться.

Представители МПР, "Ленанефтегаза" и Минэкономразвития выразили недоумение решением суда. Как было описано выше, у  МПР и Минэкономразвития были на Талакан свои планы – они хотели продать его по высокой цене, причем выручка от аукциона была учтена в федеральном бюджете. Предполагалось, что стартовая цена будет установлена не ниже $150-200 млн, в то время как усилиями якутского Арбитража "Сургутнефтегазу" он достался по ценам двухлетней давности, как минимум на 100-150 млн дешевле. Кроме того, прецедент созданный Арбитражем может привести к снижению доходов бюджета в будущих аукционах – приняв во внимание "сургутский" прецедент компании смогут сбивать цены заявленные на аукционах участвуя в них на двух уровнях – по низким и завышенным ценам: представитель какой-либо компании победивший по завышенной цене самоустраниться и победа достанется структуре той же компании занявшей "второе место".

Вполне естественно, что аппелируя к необходимости позаботиться о бюджете страны министерства могли бы (если бы захотели) изменить ситуацию и добиться проведения аукциона в рамках сформированных ими планов и цен. А "Саханефтегаз" (или "Ленанефтегаз"), в свою очередь, мог бы обжаловать решение суда в вышестоящих инстанциях

Теоретически, шансы  на победу и тех и других выглядят одинаковыми. Поскольку законодательство по недропользованию  не содержит инструкций регламентирующих действия после аннулирования результатов конкурса или аукциона по вине победителя -- суд воспользовался нормами Гражданского кодекса предписывающими брать за основу правила других отраслей и выбрал "Положение о проведении конкурсов …." в сотовой радиотелефонной связи. По словам юристов возможность применения Гражданского права к публично-правовым актам тоже не регламентирована российским законодательсвом и поэтому представляется довольно сомнительной. Иначе говоря, суд действовал в соответствии с прецедентным правом используемым на Западе, а не принятым в России законодательным правом. Его решение вполне может быть признано незаконным, а может быть и оставлено в силе – раз уж в законе инструкций нет, суду может быть позволено принять ответственность на себя.

 

Что лучше денег

Чтобы прогнозировать исход дальнейших судебных процессов, если они состоятся,  и оценить влияние "Сургутнефтегаза" на дальнейшее развитие Восточной Сибири, имеет смысл задуматься о том, почему суд решился на спорное решение в ущерб интересам государственного бюджета. Ответ просматривается довольно легко, если вспомнить что лучше денег могут быть только большие деньги.

Еще раз напомним, что основным претендентом на Чаяндинсткое месторождение считается "Газпром". Его мнение имеет к "талаканской" проблеме самое непосредственное отношение если учесть, что накануне обращения в суд "Сургутнефтегаза" (и практически сразу после предоставления "Сургутнефтегазу" временной лицензии на Талакан и разведочных лицензий на прилежащие к нему месторождения) "Газпром", "Роснефть" и "Сургутнефтегаз" договорились о согласованных действиях направленных на освоение Восточной Сибири с учетом программы "Газпрома" предусматривающей создание в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи нефти и газа, газоснабжения  и. транспортировки газа на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона.

Если предположить, что лицензия на Талакан вновь оказалась бы на аукционе, то у альянса "Роснефти", "Газпрома" и "Сургутнефтегаза", впрочем, как и у каждой из этих компаний в отдельности, сохранялся бы риск аукцион проиграть. Передача же лицензии дружественному "Сургутнефтегазу" не противоречит задачам обозначенным гос.компаниями и как следствие не должна вызывать отрицательных откликов "сверху".

Единственным "минусом", для тех кто "сверху", можно считать недополучение запланированной суммы в бюджет. Однако возможность, полученная благодаря "Сургутнефтегазу", использовать Талакан для экспансии гос.компаний в Восточной Сибири позволяет, при желании,  квалифицировать эту потерю как инвестиции.

 

Центровой

Подтверждением версии о том, что "талаканский" судебный экспромт приведет к изменениям в формировании модели развития Восточной Сибири, можно считать последовавшее за решением суда, официальное заявление "Газпрома", "Роснефти" и "Сургутнефтегаза" о создании консорциума для освоения Восточной Сибири и Дальнего Востока. Согласно их соглашению, подписанному в конце декабря минувшего года, Восточная Сибирь обозначена как "территория взаимных интересов", где под каждый проект будет создаваться компания с распределением долей пропорционально вкладу участников, а ее деятельность  будет учитывать интересы "Газпрома" в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке при разработке транспортных схем.

Незадолго до этого события совет директоров "Газпрома", утвердил решение "считать первоочередной задачей "Газпрома" на Востоке России организацию работы по участию в конкурсах и аукционах на право пользования недрами, проведение геологоразведки и освоение месторождений углеводородов в Красноярском крае, Иркутской, Сахалинской областях, Республике Саха (Якутия) и Хабаровском крае", Остается добавить, что идея создания альянса "Газпрома", "Роснефти" и "Сургутнефтегаза", в декабре, обсуждалась на закрытой встрече руководства "Газпрома" с Владимиром Путиным. Подробности встречи разумеется не известны, но довольно прозрачны, если учесть, что в июле 2002 года Правительство РФ  приняло решение о необходимости разработки программы "создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки АТР", где на "Газпром" возложены функции координатора.

Без права разработки восточносибирских месторождений "Газпромом"  распоряжение Правительства могло означать лишь неизбежность серии конфликтных переговоров с их хозяевами, но после того как Талакан достался дружественному "Газпрому" "Сургутнефтегазу" можно прогнозировать, что при поддержке "в верхах" формирование владельцев лицензий будет происходить в соответствии с газпромовскими интересами.

К примеру, условия конкурса или аукциона  на право разрабатывать Чаяндинское месторождение теперь вполне могут быть подготовлены с привязкой к Талаканскому месторождению, ведь согласно декабрьской договоренности, разрабатывать Талакан будет уже не "Сургутнефтегаз", а альянс "Сургутнефтегаза", "Роснефти" и "Газпрома". Разумеется, это не означает, что конкуренты прогазпромовского альянса откажутся от борьбы за Чаянду, но ажиотажа вокруг нее, в таких условиях, скорее всего не будет и шансы на победу "Газпрома" существенно возрастут.

В качестве следующего шага "Газпрома" следует ожидать возобновление им переговоров с "РУСИА-Петролиум" о вхождении в проект разработки Ковыктинского месторождения (как известно, "Интеррос" владеющий 25,82% акций "РУСИА-Петролеум" в проекте не заинтересован, но препятствием для "Газпрома" является закон "об акционерных обществах", согласно которому, прежде чем продать свои акции "Интеррос" будет обязан предложить их партнерам) и лоббирование идеи объединения чаяндинского и ковыктинского проектов с дальнейшей корректировкой маршрутов транспорта газа. При этом, можно уже прогнозировать, что корректировки будут носить не столько экспортную, сколько "внутреннюю" направленность – если раньше на экспортные проекты влияло мнение, что потребности дальневоточных регионов России в нефти и газе будут удовлетворяться в основном за счет сахалинских проектов, то сейчас уже практически очевидно, что углеводороды добытые на Сахалине будут  ориентированы прежде всего на экспорт, а российский рынок может рассчитывать только на долю "Роснефти" (если она согласится ее отдать), поэтому потенциал дальневосточного рынка России придется учитывать прежде всего в восточносибирских проектах.

Присутствие в Восточной Сибири "Сургутнефтегаза" тоже возможно не ограничится Талаканом. Как известно, совместно с Талаканом выгоднее было бы разрабатывать расположенное в иркутской области Верхнечонское месторождение. Лицензией на его разработку владеет "Верхнечонскнефтегаз", до недавнего времени входивший в "РУСИА-Петролеум". В сентябре 2003 года акционеры "РУСИА-Петролеум" выкупили 99,5% его акций, как предполагается, с целью дальнейшей продажи (Ковыктинское и Верхнечонское месторождение вместе разрабатывать не обязательно). Поэтому логично предположить, что покупателем "Верхнечонскнефтегаза" станет тот же "Сургутнефтегаз" или "Роснефть", хотя, нельзя исключать и предположение, что "Сургутнефтегаз" был включен в альянс госкомпаний исключительно в качестве "входного билета" на Талакан.

Помимо возможности стать хозяйкой "Верхнечонскфегаза" и поучаствовать в талаканском проекте, "Роснефть" имеет и другие возможности нарастить свое влияние в Восточной. Летом минувшего года "Роснефть" приобрела компанию Anglo Siberian Oil Company (ASOC), которой, в свою очередь, принадлежит "Енисейнефть" владеющая  лицензией на разработку Ванкорского месторождения. В то время, как власти Красноярского края выражают недовольство тем, что "Роснефть" нарушает сроки обозначенные  "ванкорским" лицензионным соглашением, сама "Роснефть" пытается доказать чиновникам и коллегам, что разрабатывать Ванкорскую группу следует в комплексе. По словам представителей "Роснефти", в декабре 2003 года  предложение о совместной разработке или продаже прилежащих к Ванкорскому месторождений было направлено "Славнефти", работающей на Сузунском и Тагульском и "ЮКОСу", осваивающему Лодочное, но ответов от них пока не получено. Акционеры обеих компаний имеют собственный взгляд на развитие месторождений заинтересовавших "Роснефть". Еще пол года назад можно было бы говорить о том, что мнение будет оставлено без внимания, но после атаки властей на "ЮКОС" от подобных прогнозов имеет смысл воздержаться.

Необходимо учитывать, что помимо желания нарастить ресурсную базу ради повышения капитализации (перед возможной приватизацией) или стремления к лидерству, "Роснефть" имеет в Восточной Сибири и более прозаические задачи. Ее дальневосточный "Комсомольский НПЗ" недозагружен. Нефтепровод соединяет его только с промыслами "Сахалиненфтегаза", но его нефть обеспечивает лишь 10% загрузки (около 500 тыс.тонн в год), а нефть сахалинского шельфа эффективнее экспортировать. И раз уж существует необходимость загружать часть "комсомольских" мощностей по железной дороге (доставляя ее отчасти от "Пурнефтегаза", отчасти приобретая у сторонних производителей), попытки "Роснефти" выйти на месторождения расположенные ближе к заводу  чем западносибирские выглядят вполне обоснованными – на данном этапе "Комсомольскому НПЗ" очень трудно конкурировать с принадлежащим "Альянсу" "Хабаровским НПЗ".

Вполне естественно, что укрепив свои позиции в Восточной Сибири прогазпромовское трио инициирует новую волну обсуждения транспортных схем. К примеру, постарается "убедить" коллег, что не стоит строить экспортные  трубопроводы в китайском и в северном направлении (на столько нефтепроводов у государственной "Транснефти" и "Газпрома" денег не хватит, а отдавать трубы частным компаниям им не хотелось бы), что гораздо удобнее использовать все добываемое в регионе сырье для загрузки проектируемых газо- и нефтепроводов в Находку. Вполне возможно, что доводы "трио" могут быть столь же убедительны, как и  доводы уже присутствующих (равно как и пока не присутствующих) там компаний Остается надеяться, что занимаясь подготовкой аукционов или рассматривая транспортные проекты чиновники не будут путать интересы упомянутых госкомпаний с интересами государства.

 

ОСЕНЬ-2020

все статьи номера Журнал "Топливный рынок" содержание

НОВОСТИ

25.11.2020   ННФ приглашает принять участие в вебинаре «SMART-АЗС»
16.10.2020   Нефть продолжает терять в цене, завершает неделю почти без изменений
16.10.2020   На Тазовском месторождении строят объекты для транспорта нефти и попутного газа
16.10.2020   На отдаленной группе месторождений запустили высокопродуктивную скважину
16.10.2020   ЛУКОЙЛ продлил соглашение о финансирование астраханского гандбольного клуба Заря Каспия
16.10.2020   "Газовые факелы" Черного моря и нефтяные ловушки Поволжья
16.10.2020   На Котовском месторождении в Удмуртии модернизирована система подготовки нефти
15.10.2020   Депутаты из ДФО предлагают субсидировать перевозки топлива и изменить демпфер
15.10.2020   Владимир Путин подписал закон о предоставлении налоговых вычетов по НДПИ для ряда нефтяных компаний
15.10.2020   Павел Сорокин: У нас уже есть все необходимое, чтобы сыграть ключевую роль в водородной экономике будущего
все новости все новости

КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ

 Вход для подписчиков  
Логин: Пароль:
Забыли свой пароль?
Подписаться на журнал
Запомнить меня на этом компьютере
Rambler's Top100

Журнал "Топливный рынок" © ИД "Топ-пресс", 2006-2021
Использование материалов сайта допускается только с письменного разрешения редакции.

Тел./Факс: (495) 791-6852 topinfo@top-r.ru