Журнал "Топливный рынок" Информационно-аналитический журнал
"Топливный рынок"

НЕФТЬ.ГАЗ.png

 
Главная / Журнал "Топливный рынок" / 2003 год АВТОРСКИЙ АРХИВ

к содержанию номера Версия для печати

Логистика

151-Е КИТАЙСКОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Июнь 2003

28 мая "ЮКОС" и китайская China National Petroleum Corporation (CNPC) заключили генеральное соглашение об основных принципах работы нефтепровода "Ангарск-Дацин".

Поскольку его строительство планируется в рамках межправительственного соглашения между Россией и Китаем, без наличия такого документа, властям было бы сложно взять на себя ответственность за столь масштабные инвестиции. Подписание окончательного контракта по "соглашению" компании запланировали на сентябрь, поэтому логично предположить, что промежуточный период пройдет в бурных переговорах между компаниями-участниками проекта и правительствами обеих стран.

События сопутствующие обсуждению проекта трубы до Китая позволяют предположить, что ТЭО проекта к сентябрю будет изменено. В частности, следует ожидать корректировку маршрута трубы и сокращение обещанных Китаю объемов поставок нефти.

 

Согласно подписанному документу CNPC готова взять на себя обязательства по закупке 20 млн тонн нефти в течение 25 лет с 2005 по 2010 год. Таким образом, за время действия контракта Китай должен принять у "ЮКОСа" как минимум 700 млн тонн нефти на общую сумму $150 млрд. 

Предполагается, что соответствующий контракт будет подписан в сентябре текущего года, однако о сроках начала строительства трубы ни в "ЮКОСе", ни в CNPC пока рассуждать не рискуют, что в принципе и не удивительно. Сам по себе факт договоренности между "ЮКОСом" и китайской компанией, на формальном уровне, ни о чем не говорит. Как никак, реализация проекта строительства нефтепровода в Китай предполагается в рамках межправительственного соглашения, а официальное решение Правительством РФ пока не вынесено. Однако, без наличия упомянутого документа, брать на себя ответственность за столь масштабные инвестиции руководству обеих стран было бы слишком рискованно. Иначе говоря, власти могли бы раздумывать еще долго, поэтому публичное заявление китайской стороны о намерении "покупать" можно считать решающим шагом, т.е. шагом позволяющим сдвинуть проект с мертвой точки.

Вместе с тем, вполне очевидно, что период до сентября (т.е. до преобразования предварительных договоренностей в официальный контракт) спокойным окажется вряд ли. И власти и компании, скорее всего, проведут это время в бурных переговорах. Об уточнении маршрута трубы, о будущих объемах прокачки и конечно о финансировании строительства.

 

За что боролись на то и напоролись

Инициатором строительства нефтепровода "Ангарск-Дацин" выступил "ЮКОС" еще в 1999 году. Чуть позже к нему присоединилась "Транснефть". В 2001 году Москва и Пекин подписали межправительственное соглашение о разработке ТЭО проекта, согласно которому "ЮКОС" стал представителем российских нефтяных компаний в соответствующих переговорах и гарантом поставок российской нефти в Китай. ТЭО российской части трубы взялась разработать "Транснефть". Китайской части – CNPC.

В целом, ТЭО нефтепровода "Ангарск-Дацин", к настоящему времени, завершено. По расчетам, строительство трубы протяженностью 2250 км должно было начаться в текущем году и завершиться к 2005 году. Предполагалось, что на первом этапе (до 2010 года) ее загрузка составит 20 млн тонн нефти в год, при стоимости прокачки тонны нефти до Дацина $10, на следующем  – 30 млн тонн в год. Тем не менее, несмотря на явную заинтересованность участвующих в проекте нефтяных компаний проект пробуксовывает до сих пор.

В начальной стадии работы, причиной осложнений была нестыковка взглядов компаний на конечный пункт нового нефтепровода. "ЮКОС" предлагал тянуть его до Пекина, что позволило бы ему использовать трубу для транзита и выхода на другие рынки АТР через китайские порты. Китай, опасаясь остаться без нефти, настаивал на Дацинском маршруте. В конце-концов его предложение было принято, но переговоры застопорились при обсуждении цены поставляемой Россией нефти. Китайцы пошли на уступки лишь после приобретения "ЮКОСом" Ангарского нефтехимического комбината (АНХК), поскольку наличие этого завода в структуре "ЮКОСа", как основного поставщика в Китай, позволяло вообще отказаться от экспорта восточносибирской нефти.

Теоретически, завершение переговоров сторон о цене можно было бы считать датой начала строительства, однако, поскольку китайская сторона вела себя не слишком сговорчиво, к моменту появления формулы цены у проекта "Ангарск-Дацин" появились серьезные конкуренты.

Год назад "Транснефть" выступила с инициативой строительства трубы, мощностью 50 млн тонн нефти в год, по маршруту "Ангарск-Находка" (подробнее см. "Находке" -- да! Находке – нет!" в "НГВ" №??????, 2002), что в отличие от "китайского" проекта обеспечивало выход российской нефти в море и соответственно позволяло выбирать покупателей. Потенциально ими могли стать тот же Китай, Япония, Корея и США. Напомним, что выход к морю соответствовал и изначальной идее "ЮКОСа", однако проект "Транснефти" оказался слишком дорогостоящим, загрузка трубы выглядела сомнительной, гарантий сбыта не просматривалось, поэтому особого оптимизма у нефтяников он не вызвал. Помимо "Транснефти", "Находку" поддерживала только "Роснефть", но поскольку ни та, ни другая компания не могли гарантировать загрузку трубы Правительство РФ склонилось к выбору "китайского" маршрута.

В начале текущего года считалось, что вопрос о маршрутах уже снят с обсуждения, но победа США и Великобритании в Ираке повлияла на ситуацию серьезнее чем ожидалось. Испугавшись возможной зависимости от американцев, о необходимости диверсификации поставщиков вспомнила Япония. Японцы предложили России кредиты обеспечивающие полное финансирование трубы до Находки и заявили о готовности предоставить гарантии приобретения 50 млн тонн нефти в год, что и соответствует мощности предполагаемого нефтепровода. Понятно, что согласившись продавать Японии весь запрошенный ею объем Россия оказалось бы в ситуации ничем не отличающейся от перспективы эксклюзивного сотрудничества с Китаем – что там один покупатель, что там, разве что в "японском" варианте, из-за большей стоимости проекта, у российских компаний  доходов стало бы меньше.

Российские власти, тем не менее, решили воспользоваться представившейся возможностью и в конце марта заявили о намерении строить обе трубы, а точнее – трубу до Находки с отводом в Китай. В перспективе на ближайшие 10 лет, такой поворот событий для Китая, по сути, ничего не менял, однако в следующие 10 лет ему пришлось бы втягиваться в конкуренцию с той же Японией за поставки ранее обещанной ему нефти.

Чтобы подстраховать себя от подобных неприятностей Пекин, через СМИ, сообщил, что не будет возражать против строительства трубы до Находки при условии гарантий со стороны России объемов нефти оговоренных ранее в межправительственном соглашении. Кроме того, он официально заявил о готовности кредитовать российскую часть проекта "Ангарск-Дацин", но очевидно для того чтобы российские власти не расслаблялись, в тот же период китайская CNPC  заявила он намерении возобновить работу над проектом строительства нефтепровода из Казахстана.

Ни для кого не секрет, что труба из Казахстана в Китай по своей эффективности мало чем отличается от трубы по маршруту Ангарск-Находка –  как та, так и другая могут быть построены только волевым решением властей за счет такого же волевого решения безвозвратно выбросить на эти цели бюджетные деньги (окупаемость обоих проектов в обозримом будущем не просматривается). Тем не менее, на фоне неуверенности российских чиновников, позицию Китая можно считать обоснованной.

Возможно, для того чтобы не спугнуть китайцев, возможно и по какой-то другой причине, но в апреле идеолог проекта "Ангарск-Находка" президент "Транснефти" Семен Вайншток заявил, что труба до Находки экономически не оправдана. Аналогичное заявление сделал и премьер министр РФ Михаил Касьянов. Их слова автоматически были восприняты как признание "китайского" проекта приоритетным, однако уже мае Правительство РФ очередной раз омрачило его перспективы упомянув целесообразность строительства трубы до Находки в "Энергетический стратегии России".

 

Маршрут поменяют

Двойственная позиция российских властей, в принципе, вполне объяснима. Как ни как, навязанный нам Китаем Дацин это не порт. А продажа 20 млн тонн в одни руки, хоть и хороша тем, что снимает с компаний головную боль о поисках покупателей, но все-таки относительно рискованна.

Наглядным примером возможных проблем можно считать сегодняшние проблемы проекта "Голубой поток", ориентированного на продажу газа одной стране: после того как проект был запущен, несмотря на согласованную и утвержденную цену поставок, турки заявили о неспособности выдержать условия договора и потребовали снижения цены. Конечно, в случае с Китаем ситуация будет не столь проблематичной – как было отмечено выше, "ЮКОС" вполне может использовать предназначенную для Китая нефть на АНХК, но убытки от простоя нефтепровода и недополученная прибыль из-за отказа от экспорта, не доставят удовольствия ни "ЮКОСу", ни "Транснефти". Возможно поэтому компании заинтересованные в китайском "маршруте" не спорят с чиновниками, предлагающими его скорректировать. Даже потенциальная возможность начала строительства трубы до Находки будет серьезно дисциплинировать Пекин.

Логично предположить что маршрут, отработанный в ТЭО, к сентябрю, а именно к дате подписания контракта между CNPC и "ЮКОСом" будет изменен с учетом этих обстоятельств. А китайцы примут изменения не отказываясь от намерений кредитовать российскую часть проекта без дальнейшего шантажа заявлениями о намерениях строить трубу из Казахстана. В противном случае следует ожидать, что дата подписания контракта, под каким-либо благовидным предлогом, будет перенесена на более поздний срок. Хотя, может случиться и так, что заручившись гарантиями от "ЮКОСа" китайцы согласятся-таки на более существенные изменения маршрута. А именно – на строительство трубы до Пекина.

 

Объем сократят

Если наш прогноз подтвердится и маршрут трубы до Китая изменят, то вытекающим из этого изменением в ТЭО станет сокращение объемов нефти предназначенных для CNPC. Еще раз напомним, что согласно изначальным расчетам, на первом этапе эксплуатации нефтепровода в Дацин. CNPC должна получать по 20 млн тонн нефти в течение 5 лет. Затем, мощность трубы предполагалось увеличить до 30 млн тонн в год. Далее, обратим внимание на то, что майский договор между CNPC и "ЮКОСом" предусматривает поставки 20 млн тонн в течение 25 лет, в то время как президент китайской компании Ма Фуцай выразил лишь надежду (а не уверенность) в том, что в дальнейшем они увеличатся.

Говорить это обстоятельство может только о том, что на данном этапе переговоры об изменении объемов поставок в Китай уже ведутся и завершатся они скорее всего окончательным ограничением продекларированными в мае 20 млн тонн. А 10 млн тонн, которые предполагалось продавать китайцам на втором этапе Россия на какое-то время оставит в резерве. Иначе говоря – решение о целесообразности увеличения мощности трубы до 30 млн тонн (т.е. второго этапа строительства нефтепровода) будет принято не к моменту заявления о начале строительства трубы до Дацина, а после завершения доразведки Восточной Сибири, что случится конечно не в 2005 году, а позже.

Если доразведка покажет целесообразность строительства трубы в Находку, то 10 млн тонн обещанные Китаю ранее будут ориентированы именно в том направлении.

 

Железная дорога к рынку

Потребление нефти Китаем, как известно растет очень быстро. Сроки строительства нефтепровода "Ангарск-Дацин" пока не определены, да и на само строительство потребуется какое-то время.  Чтобы заполнить формирующуюся "пустоту" и недопустить конкурентов в предполагаемую нишу, помимо соглашения о поставках нефти по нефтепроводу, "ЮКОС" 28 мая заключил с китайской CNPC соглашение на поставки нефти по железной дороге.

Согласно этому документу, в течение трех ближайших в Китай будет отгружено 6 млн тонн нефти. Общая сумма железнодорожного контракта составляет $1,1 млрд

Железнодорожные перевозки нефти в Китай "ЮКОС" практикует уже несколько лет по контрактам с CNPC и Sinopec. В 2002 году он отгрузил в эту страну около 1,9 млн тонн. Примерно 1,4 млн тонн – поставила "Сибнефть". После окончательного объединения "ЮКОСа" и "Сибнефти" дальнейшие продажи объединенной компании естественно возрастут. В частности, поставки для Sinopec в 2003 году увеличатся до 1,6 млн тонн. Поставки для CNPC – до 2 млн тонн.

Чтобы обеспечить выполнение китайских железнодорожных контрактов "ЮКОС" и МПС изучают возможность расширения мощности пограничной станции Наушки на которой сейчас производится замена колесных пар.  На данном этапе, замену производит российско-монгольское СП "ВостокАзияТранзит", в котором "ЮКОСу" принадлежит 66% акций.

 

к содержанию номера Версия для печати

ОСЕНЬ-2021

все статьи номера Журнал "Топливный рынок" содержание

НОВОСТИ

20.10.2021   Антон Силуанов пообещал разобраться с налоговыми издержками ЛУКОЙЛа в Коми
20.10.2021   Газпром нефть планирует увеличить объемы эксплуатационного бурения на 50%
20.10.2021   Введенный в Москве домашний режим затронет 2,5 миллиона человек
20.10.2021   Владимир Путин одобрил предложение об объявлении нерабочих дней с 30 октября по 7 ноября
20.10.2021   На Украине предупредили об энергетической катастрофе
20.10.2021   Блумберг: Россия в сентябре еще снизила поставки нефти в Китай
20.10.2021   Цены на нефть снижаются после роста накануне
20.10.2021   Юрий Борисов об импортозамещении и конверсии
20.10.2021   Нефть дешевеет на данных из США
20.10.2021   Глава "Росгеологии" назвал сроки, когда закончится нефть
все новости все новости

КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ

26.10-28.10   Москва
GasSuf 2021
Выставка
все выставки и конференции все выставки и конференции
 Вход для подписчиков  
Логин: Пароль:
Забыли свой пароль?
Подписаться на журнал
Запомнить меня на этом компьютере
Rambler's Top100

Поддержка сайта
Журнал "Топливный рынок" © ИД "Топ-пресс", 2006-2021
Использование материалов сайта допускается только с письменного разрешения редакции.

Тел./Факс: (495) 791-6852 topinfo@top-r.ru